Первая эра: Бесплатное предложение Сатоши (2009-2014)

В ранние годы Биткойн был малоизвестен и не имел никакой ценности. Спрос был настолько мал, что можно было пересылать любые суммы бесплатно. Не было никакой реальной нагрузки, а поэтому с биткойнами не работали ни программы, ни бизнес-планы: сервис азартных игр Satoshidice переводил по 1 сатоши за проигрышные ставки, используя, казалось бы, бесконечно вместительный блокчейн в качестве сигнального уровня. Всё это были бесплатные деньги.

Биткойн был новой, мало кем понимаемой технологией. Было достаточно сложно разобраться во взаимодействии его составных частей, не говоря уже о том, чтобы предположить, что это будет значить в будущем. Несколько факторов усугубляли ситуацию:

  1. Псевдонимность и отсутствие центрального управления очень привлекали мошенников, ставших настолько вездесущими, что просачивание реальной информации чрезвычайно затруднилось и распространилось недоверие.
  2. Успех системы побудил других попробовать её сымитировать (часто с единственной целью просто заработать), почти всегда с минимальным её пониманием [1].
  3. Первопроходцам была свойственна не только нормальная приверженность зарождающемуся сообществу, но и конкретная финансовая заинтересованность в массовом принятии. Последовавшая пропаганда означала, что любым неудобным фактам было крайне сложно просочиться в более широкую экосистему.

Результатом стала на удивление низкая осведомлённость о том, что данная фаза «бесплатных денег» не была естественным состоянием Биткойна. Разработчики об этом знали и поэтому добавили в оригинальный клиент некоторые настраиваемые параметры, чтобы минимизировать самые худшие злоупотребления. Данные правила не изменили Биткойн, а только поведение по умолчанию: они добавили минимальную комиссию [2], прекратили пересылку слишком мелких платежей [3] и усовершенствовали код, чтобы уменьшить размер неизрасходованных исходящих транзакций [4].

Вторая эра: Вознаграждения Сатоши (мы находимся здесь)

Биткойн переходит к новой экономической политике, возможно, с более высокими комиссиями. – Джефф Гарзик

Взрывная статистическая природа создания блоков, вкупе с волатильным рынком Биткойна, стала периодически порождать проблемы с перегрузкой сети. Ранее они решались оптимизацией кода и изменением майнерами настроек; сейчас же они стали более регулярными и существенными, что привело к растущему пониманию того, что первая эра Биткойна под угрозой её окончания.

Разумеется, многие хотели продлить халяву. Давление усугублялось тем, что многие программы и сервисы не были готовы к условиям динамичных комиссий, а также сложным характером самих комиссий: просчитать, какая комиссия обеспечит включение транзакции в следующий блок, оказалось чрезвычайно сложно, и ещё сложнее объяснить это пользователям [5].

Общее нежелание разработчиков поддерживать повышение комиссионных платежей было обусловлено несколькими факторами:

  1. Предыдущие повышения в сети привели к существенному давлению централизации, включая период, когда больше половины сети контролировалось единственным пулом [6].
  2. Это станет первым необратимым изменением со времени появления Биткойна.
  3. С разовым повышением связаны моральные риски, поскольку продвижение расширения дешевле и проще, чем инженерные улучшения.
  4. Хотя изменения были ожидаемы, программы и сервисы к ним не были готовы. Возможно, они по-настоящему не верили, что переход состоится [7].
  5. Разработчики в целом хотят следовать за сообществом, а не вести его. Экономически значимые или спорные изменения подпитывают мнение о зависимости от разработчиков [8].
  6. Изменения в большой сложной системе должны быть максимально постепенны, чтобы избежать неумышленных побочных эффектов. Вторая эра служит таким постепенным переходом к третьей, давая программам и сервисам время, чтобы обрести опыт работы с Биткойном, каким он будет в будущем.

Для решения проблемы перегрузки системы разработчики внесли несколько усовершенствований. Во-первых, это обширная и существенная оптимизация [9] для слаженного функционирования сети, работающей теперь на полную мощность. Прохождение блоков было улучшено за счёт глобальной сети узловых передатчиков [11] и новых стратегий [12]. Алгоритмы оценки комиссии были усложнены [13], а также вернулась возможность замены транзакций (с целью увеличения комиссии) [14] и получателям дана возможность ускорять транзакции [15].

Несмотря на опасения насчёт централизации при увеличении размера блоков, была добавлена возможность расширения блока [16], которая в дальнейшем удвоит пропускную способность сети по мере обновления программного обеспечения. Ведётся работа по упаковке в блоки большего числа транзакций [17], что увеличит пропускную способность без рисков централизации из-за расширения блоков.

Неудивительно, что эти попытки считали такими, какими они и являются: недостаточными для сохранения первой эры. Использование Биткойна в качестве платёжной сети, всегда неудобное из-за колебаний времени нахождения блока, стало ещё более трудным: целый класс платежей на сумму меньше $20 стал нецелесообразным. Предприниматели и пользователи, привыкшие к первой эре, стали с тоской посматривать на альткойны, всё ещё пребывающие в собственной первой эре, а также выступать за снижение комиссий. На этой стадии сформировалась значительная майнинговая монополия, которая присоединилась к таким попыткам [18].

Хотя эти попытки окончились неудачей, важно отметить, что тогда как часть тех, кто хотел продления первой эры, считали третью эру предотвратимой [19], многие просто думали, что она не должна наступить сейчас. Самым убедительным аргументом было то, что это повредит освоению, что является важнейшим фактором как полезности, так и сопротивления регулированию. К сожалению, данный аргумент не теряет своей убедительности и несёт все вышеперечисленные риски.

Нельзя отрицать, что увеличение пропускной способности транзакций снижает результирующее бремя комиссии и является главной мотивацией для планов роста, реализованных в эту эру [20].

Третья эра: Самодостаточность (с 2028 г. (?))

После того, как в обращение войдёт определённое количество биткойнов, вознаграждение майнерам может полностью состоять из комиссий за транзакции, тогда денежная масса Биткойна станет совершенно свободной от инфляции.

– Сатоши Накамото «Биткойн: пиринговая система электронных денег»

После завершения начальных фаз «свободных денег» система входит в фазу самодостаточности, где пользователи несут затраты на защиту сети от двойного расходования (сейчас это миллиарды долларов в год [21]). К этому подводит уполовинивание вознаграждения за блок каждые четыре года [22].

Исходя из текущих уровней, в 2024 г. комиссии станут сопоставимы с вознаграждением от эмиссии новых биткойнов и с 2028 г. [23] начнут закономерно превышать размер эмиссии.

Для учреждённого в первую эру и процветавшего во вторую бизнеса, ориентированного на пользователей, третья эра будет особенно сложной. Один крупный бизнес заявляет, что на него приходится 25% биткойн-транзакций: через 10 лет при текущих уровнях он будет платить $700 млн. в год за защиту сети [24]. Но ни один бизнес не говорит инвесторам о надвигающихся затратах, не планирует сокращать свою долю в блокчейне [25] и не признаёт, что покрытие этих расходов зависит от цены биткойна [26].

Для майнеров третья эра будет не менее сложной. Непосредственно поддерживаемые пользователями, они будут находиться с ними в постоянных трениях из-за уровня комиссий и рисковать тем, что крупные бизнесы или объединения пользователей смогут сокращать их доход. Это может привести к дальнейшей централизации, по мере того как майнеры будут объединяться из-за рисков для их дохода. Однако такой централизации можно противостоять, если бизнесы будут непосредственно инвестировать в майнинг [27].

Третья эра начнётся с гражданской войны

Математика данной ситуации кажется неизбежной: майнеры и бизнесы с большим объёмом транзакций решат снова ввести инфляцию. Для крупных бизнесов это будет экстернализация издержек, а для майнеров – просто «бесплатные деньги». Прения будут напоминать случай Нью-Йоркского соглашения начала второй эры, только с большей детализацией и масштабностью, причём преобладающие аргументы будут следующими:

  1. Основатель не был экономистом. Экономисты рекомендуют инфляцию около 1%, чтобы способствовать расходованию [28].
  2. Бремя поддержки сети должны разделить богатые держатели биткойнов, а не только те, кто собственно использует свои биткойны.

Контраргументы:

  1. Лимит в 21 млн был ключевой причиной успеха Биткойна.
  2. Основатель системы сознательно и намеренно предпочёл сделать биткойны не столько платёжным средством, сколько средством накопления, отказавшись от инфляции.
  3. Менять правила сейчас – значит ограбить первопроходцев (в частности, но не только, анонимного основателя).

Главное сопротивление этим изменениям будет исходить от самих разработчиков (считающих, что данный лимит не подлежит пересмотру [30]) и долгосрочных держателей биткойнов. Бизнесы разделятся: те, кто обслуживает последних (страховщики, хранилища) будут против изменений, а владеющие большим объёмом операций на блокчейне (биржи, провайдеры кошельков) будут их поддерживать.

Хотя данный кризис совершенно предсказуем на основе первоначальных принципов и заложен в фундамент Биткойна, он может дать неожиданные результаты. И даже если предложение биткойнов останется ограниченным [31], последствия драмы, которая может последовать, не предсказуемы [32].